Ваш браузер Internet Explorer устарел!

Он не поддерживает новые веб-технологии и не соответствует современным веб-стандартам, поэтому некоторые элементы на странице могут отображаться некорректно.

Рекомендуем вам скачать и использовать альтернативные бесплатные браузеры: Google Chrome, Mozilla Firefox, Yandex, Opera.

Музей

Классен В. Э. 1919–1923 гг.
Бушинский В. П. 1923–1925 гг.
Симонов Г. И. 1930–1935 гг.
Ионов Б. Д. 1943 г.
Волженкин В. К. 1943–1945 гг.
Протанский В. В. 1945–1952 гг.
Власов Е. И. 1952–1960 гг.
Пименов А. Н. 1960–1968 гг.
Обливин А. Н. 1968–2002 гг.
Санаев В. Г. с 2003 года.

Классен Виктор Эмильевич

Первый ректор МЛТИ с конца 1919 по осень 1923 года

В рукописном журнале «Молодая поросль», издававшемся студентами МЛТИ в 1923 году, читаем:

«На днях предстоит первый выпуск студентов механического факультета, окончивших наш институт. В русской лесной промышленности впервые появятся инженеры-технологи совершенно нового типа — лесотехнологи. Основная задача в лесозаготовительной области лесной промышленности — пролетаризация. При миллионах занятых на лесозаготовках рабочих рук, постоянного пролетарского кадра рабочих-лесозаготовщиков не существует. Создать здесь мощное пролетарское ядро-задача нового инженера. Средство (одно из главных) — механизация. Пути. Основательная, глубокая теоретическая проработка экономической и технической стороны дела в наших лабораториях — в школе и в лесу. После — практическое строительство. Новый инженер и новый рабочий, бывший „дядя Митяй“, до сих пор тюкающий в лесу топором только „между делом“ — оба потащат в лес электрическую пилу и паровую лебёдку. И это будет их „главным делом“... Путь — переход от кустарничества к крупной промышленности, которая с полным правом могла бы называться „Государственной промышленностью пролетарской республики“. На этом пути два фронта. Первый: глубокий захват всеми лемехами теоретической и технической подготовки. Лабораторная работа в школе и на заводе. Учёт... мирового технического прогресса. Создание собственных деревообделочных машин, приспособленных к нашему лесу. Второй фронт: только рядом с рабочим ценен инженер. „Всё, что делается или может делаться из древесины — должно делаться в СССР“, — сказал тов. Красин. Осилим ли? С нашей помощью рабочий осилит легче и скорее».

В другой, стенной газете МЛТИ тех же лет, «Лесопилке», излагалась главная цель существования, как... «выработка гражданского чувства и долга перед Россией».

Именно этим девизом своих студентов руководствовался всю жизнь их ректор, первый ректор и основатель первого в стране уникального вуза — Московского лесотехнического института Виктор Эмильевич Классен.

Кто этот человек, которому было доверено создание и руководство высшим научным и учебным учреждением, цель которого «научное изучение вопросов разработки лесов, транспорта древесины и полного её использования, ... подготовка специалистов-инженеров в данных отраслях и сведущих лиц по... вопросам лесотехнического дела»?

Родился он в 1877 году, был студентом Технологического института в Санкт-Петербурге, работал на знаменитом «оборонном» Путиловском заводе, выпускающем боеприпасы и подводные лодки, в конструкторском бюро. Окончив институт, начал преподавать гидравлику и прикладную механику в Политехническом институте.

Классический путь «классического» русского инженера В. Э. Классена, выросшего в окружении колоннад столичного Санкт-Петербурга с его культурными и техническими традициями.

И широчайшим кругозором его великих учёных и инженеров, с которыми В. Э. Классена свела судьба в начале ХХ века и которые спустя два десятка лет стали его коллегами и соратниками в пору его ректорства уже... в Москве.

Судьба в образе революции заставила его заниматься гораздо более широкими и насущными для российского пространства и времени проблемами, а именно топливными. Случилось так, что по словам дочери В. Э., после переворота отец переехал в Москву и предложил использовать свои знания Советскому правительству. Он, беспартийный, был назначен сначала членом Коллегии, а затем зам. председателя Главтопа и Главугля, в дальнейшем членом Коллегии Главпрофобра и членом Государственного Учёного Совета. И когда 4 декабря 1919 года состоялось правительственное решение об открытии МЛТИ, ректором был назначен В. Э. Классен.

В письме члену президиума ВСНХ и Госплана С. П. Середе 4 июня 1920 года он пишет.

«Техников в области лесоэксплуатации лесов у нас в России никогда не подготовляли; не было не только высшей школы, но даже и средних и низших школ для подготовки специалистов этого типа... Вокруг института собраны лучшие научные силы России... Имеются уже 150 студентов.

...Остаётся завершить всё это дело... организацией научно-опытной части... — объекта, на котором мы могли бы быстро научить и подготовить необходимых нам в настоящее время техников (т. е. создать учебно-опытные хозяйства, что и было выполнено — А. В.). Лесотехническим делом и топливной политикой России я руковожу уже давно... Будучи профессором Горной Академии, я там подготовляю себе учеников и помощников по углю для того, чтобы облегчить свою работу в качестве зампреда Главугля.

...За организацию Лесотехнического института с занятием кафедры и должности ректора в нём я взялся не по личным мотивам (кафедр я занимаю несколько...), а исключительно по соображениям государственным: стоя во главе всего топливного дела, я, конечно, лучше чем кто-либо знаю острую нужду в техниках в области эксплуатации лесов, а также мне известно, кого, как и сколько нужно готовить для укомплектования всех тех учреждений, которыми я руковожу».

О том, насколько хорошо В. Э. знал свои кадры, свидетельствует список имён преподавателей, которых он пригласил на работу в МЛТИ.

Список профессоров Московского лесотехнического института с распределением по предметам преподавания в 20-х годах ХХ века

Механический факультет

Шмидт О. Ю., Привалов И. И. (Аналитическая геометрия);
Лузин Н. Н. (Высший анализ);
Чаплыгин С. А., Привалов И. И. (Теоретическая механика);
Ленгник Ф. В., Кирпичёв М. В. (Прикладная механика и детали машин);
Поливанов М. К. (Электротехника);
Классен В. Э. (Гидравлика и гидравлические двигатели);
Покалюк К. И. (Энциклопедия лесного хозяйства);
Турский Г. М. ( Лесная таксация и оценка леса с основами лесоустройства);
Иоффе А. Ф. (академик), Аркадьев В. К. (Физика);
Рейхард А. Ю. (Валка и заготовка леса);
Шестаков С. С. (Сухопутные дороги);
Танеев И. В. (Болотоведение и торфоведение);
Ветчинкин Н. С. (преподаватель) (Геодезия);
Эйтинген Г. Р. (Дендрология и география древесных пород);
Жеребов Л. П. (Энциклопедия хим. технологии дерева);
Квятковский М. Ф. (преподаватель) (Лесопильное и деревообделочное пр-во);
Образцов В. Н. (Экономика транспорта леса).

Химический факультет

Реформатский А. Н. (Неорганическая и аналитическая химия);
Жеребов Л. П. (Целлюлозное и бумажное производство).

Лесомелиоративный факультет

Бушинский В. П. (Почвоведение);
Арциховский В. М. (Физиология растений и микробиология).

Общие предметы для всех факультетов

Авинов В. Н. (Экономия лесной промышленности и торговля);
Покалюк К. И. (Лесная экономика и статистика);
Кублицкий-Пиоттух А. Ф. (Лесное право);
Волгин В. П. (История политических учений).

Именно эти учёные с мировыми именами, преподаватели лестеха, заложили фундамент, базу знаний, которая, как эстафета через их учеников, передаётся вот уже девять с лишним десятилетий, как и структура нынешнего Университета леса, с его основными факультетами, продолжающими готовить инженеров-лесотехнологов по лесозаготовкам и лесотранспорту, инженеров-лесотехнологов по деревообработке, по целлюлозно-бумажному производству, по лесохимии.

Время доказало правоту концепции лесотехнического образования, выстраданную в суровые годы Гражданской войны подвижниками, верящими в будущее посреди разрухи и холода, среди которых видное место занимает русский инженер Виктор Эмильевич Классен.

Жизненный путь первого ректора МЛТИ завершился на посту замдиректора Института боеприпасов в Москве, на изломе второй страшной мировой войны, в 1944 году.

P.S.: Всё рассказанное кажется «преданьем старины глубокой».

Однако в 60-х годах составитель учился и работал на кафедре станков и инструментов МЛТИ с замечательным человеком, основоположником современной теории резания древесины, профессором Сергеем Александровичем Воскресенским, который, состоя студентом МЛТИ в 1922 году, работал ассистентом кафедры гидравлики, возглавляемой... В. Э. Классеном. Наука — понятие вневременное.

Бушинский Владимир Петрович

Ректор МЛТИ с осени 1923 года по 1925 год

Первого ректора В. Э. Классена сменил на этом посту ректор № 2 — В.П. Бушинский, который принимал участие в организации и открытии в 1919 году Московского лесотехнического института.

Произошла своеобразная «рокировка» направлений в подготовке специалистов в МЛТИ и Ленинградском лесном институте. До этого в МЛТИ готовили в основном инженеров-механиков-технологов, в Лесном — «чистых» лесоводов. Но в 1921 году в МЛТИ, в Москве, был открыт лесомелиоративный факультет, а в Лесном институте, в Ленинграде, после долгих споров, в январе 1922 года было решено образовать лесотехнологические факультеты. Таким образом, в России могли появиться фактически уже два лесотехнических вуза. В 1923 году к МЛТИ присоединяют лесной факультет б. Петровской СХА, усиливая «биологическую» компоненту; институт называют Институтом лесотехники и лесной мелиорации (правда, всего на три месяца); после этого он стал называться Московским лесным институтом. Его ректором назначают профессора В. П. Бушинского.

Выдающийся учёный в области почвоведения и земледелия родился в Екатеринославле (Днепропетровске) в 1885 году, в семье служащего банка; в 1902 году поступил в Екатеринославский горный институт, откуда спустя два года перешёл и окончил Московский сельскохозяйственный институт (ныне это МСХА им. К. А. Тимирязева) в 1911 году. С 1906 по 1915 год участвует в исследовательской работе институтской кафедры почвоведения.

В 1916 году талантливый учёный и педагог был избран профессором и заведующим кафедрой почвоведения... Саратовского сельскохозяйственного института и, одновременно, деканом агрономического факультета Саратовского университета (до 1921 года). Он направляет свои усилия на борьбу с засухой и засолением почв, на восстановление сельского хозяйства Юго-Востока России.

И вот — снова Москва, Наркомпрос РСФСР (!), Государственный Учёный Совет и, одновременно, кафедра почвоведения МСХА — и Московский лесотехнический институт, где с 1922 года он заведует кафедрой почвоведения. Для учебных занятий в 1921 году, в начале реформы высшего образования, лестеху было выделено здание б. Первой Московской мужской гимназии в самом центре Москвы, на улице Волхонка, д. 16; рядом, в доме 14, располагался лесной факультет ТСХА (б. Голицинские сельскохозяйственные курсы). И логичным стало как «географическое» его присоединение в 1923 году в качестве четвёртого факультета, под названием лесохозяйственного, к лестеху, так и назначение в начале 1923–24 учебного года его ректором Владимира Петровича Бушинского.

Объясняется это во многом тем, что В. П. Бушинский был известен в России не только как крупный учёный-почвовед, но и государственный, общественный деятель. После бурных революционных лет, в 1921 году началось восстановление, воссоздание высшей школы — и В. П. Бушинский, работая в Наркомпросе РСФСР, занимаясь становлением высшего сельскохозяйственного образования в стране, рассматривал его как университетское, комплексное, неотделимое от лесного.

Именно после присоединения лесного факультета ТСХА лестеху в том же 1923 году были переданы для научной и учебной работы ещё три лесничества. (На их месте сейчас парки Сокольники, Измайлово, Лосиный остров).

На лесхозе уже обучались около 400, на лесомелиоративном — полторы сотни студентов; лесоинженерный факультет все же оставался ведущим — на нём обучались 900 студентов.

Во время пребывания в Лестехе с 1921 по 1925 год помимо учебной, продолжалась научная, организационная, публицистическая деятельность профессора В. П. Бушинского, состоялись около 24 публикаций в виде отдельных изданий, статей в книгах, сборниках, журналах. Среди них, помимо специальных, «План сельскохозяйственного образования в связи с механизацией сельского хозяйства» (в Трудах Госплана, 1923 г.), «Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства» (речь на пленарном заседании президиума Госплана СССР 11 июля 1925 года), другие работы.

Позднее помимо профессиональных вопросов, продолжались публикации и в газетах, по проблемам реконструкции сельского хозяйства и подготовки кадров, воспоминания о положении студенчества в царской России, о должностях и окладах профессорско-преподавательского состава в вузах, о большевистском плане преобразования природы и его научных основах и многие другие, особенно связанные с именем его учителя В. Р. Вильямса.

Успешно начатая ректором В. П. Бушинским в 1923 году перестроечная работа в обновлённом лестехе через 1,5 года заканчивается совершенно неожиданным образом — постановлением Совета народных комиссаров РСФСР от 7 января 1925 года о... переводе Московского лесного института в Ленинград и слиянии с Ленинградским лесным институтом. Об этом подробно рассказано в книге «Лестех. Начало» (стр. 51–56). Несмотря на возражения ректора ТСХА В. Р. Вильямса, проф. С. А. Чаплыгина, проф. Н. П. Кобранова, народного комиссара просвещения А. В. Луначарского, авторитет ректора МЛИ В. П. Бушинского, перевод в Ленинград состоялся. Сейчас известно, что причиной стала не только перегруженность Москвы.

Из журнала «Лесопромышленное дело», 1924. № 7–8.
В Московском Лесном Институте.

Одним из обстоятельств, крайне затрудняющих работу Института, является слишком большое количество обучающихся в нем студентов (около 2.500 человек). В настоящее время поставлен вопрос о сокращении этого числа. Вместе с проводимой в общем порядке жесткой социальной чисткой, предполагается уменьшить число студентов на 1.300–1.400 человек.

После Лестеха В. П. Бушинский руководил Всесоюзным институтом агропочвоведения, Институтом по изучению засоленных и орошаемых земель, Почвенно-биологической лабораторией АН СССР и др. (1922–1951). Он — зведующий кафедрой почвоведения МСХА (1939–1960).

Внёс весомый вклад в развитие почвоведения и земледелия. Установил причину образования комплексности почвенного покрова. Исследовал влияние лесных пород на степень и характер оподзоливания почв. Обосновал роль биологических и биохимических процессов в развитии почв и предложил оригинальную схему почвообразовательных процессов и соответствующие им генетические типы почв для луговой, сухой и пустынной степей. Ввёл в почвенную терминологию подразделение каштановых почв. Исследовал теоретические основы углубления пахотного горизонта и окультуривания дерново-подзолистых почв. В 20-е годы участвовал в разработке мероприятий по восстановлению сельского хозяйства засушливых областей страны. Возглавлял экспедиции по изучению почв в Саратовской и Волгоградской обл. (1932–1933), на Крайнем Севере (1936), трасс государственных лесных полос (1948–1950), целинных земель Северного Казахстана (1954), Архангельской обл. (1957).

Первые лестеховские ректоры — В. Э. Классен и В. П. Бушинский — учёные и педагоги, теоретики и практики — это та дореволюционная техническая интеллигенция подлинно всероссийского масштаба, которая в трудные для России времена спасала страну от холода и голода, оставив в наследство свои труды, своих многочисленных учеников, составивших гордость и славу Московского государственного университета леса.

Симонов Гавриил Иванович

Ректор МЛТИ с сентября 1930 по сентябрь 1935 года.

После закрытия МЛТИ в 1925 году специалистов лесной промышленности и лесного хозяйства готовили только в Ленинградском лесном институте (в 1930 году переименованном в лесотехническую академию) и в Архангельском ЛТИ (с 1929 года). Но специалистов в лесной отрасли явно не хватало.

Поэтому среди открывшихся новых вузов оказался и возобновивший свою деятельность Московский лесотехнический институт. Институт был передан из Наркомпроса в отрасль, в Наркомлес и разместился на базе знаменитого ВХУТЕИНа под названием «Лесотехнологический институт по механической обработке твердых и ценных пород древесины» (лишь позднее ему вернули прежнее название — МЛТИ). Это было сложное, «переломное» для высшего образования время. Полностью менялись методы и сроки обучения, пересматривалось соотношение между теоретической и практической подготовкой, возникали такие формы обучения, как «бригадный» метод учёбы и сдачи экзаменов и зачетов и непрерывное в 1930–1932 годах производственное обучение — месяц в аудиториях, месяц на производстве, на рабочих местах.

Как и в 1919 году, «от нуля» надо было решать сложнейшие задачи с материальной базой — своей, постоянной не было; часть факультетов располагалась на ул. Рождественке, д. 11, — в здании архитектурного института; часть лабораторий — в Строителе; общежития — на Соколе; в 1933 году институту вообще пришлось переехать в здание мебельной фабрики на Б. Ордынку, дом 14.

Для всех специальностей необходимо было подготовить учебные планы, организовать базы практик, рабочие места для студентов на производстве, набрать штат преподавателей.

Всем этим предстояло заниматься, естественно, ректору — третьему по счёту после В. Э. Классена и В. П. Бушинского, о котором до последнего времени не было известно практически НИЧЕГО, кроме фамилии — Симонов и инициалов — Г. И.

Необычной должна быть личность ректора МЛТИ в это «перестроечное» во всех отношениях время (в идеологии, в промышленности, образовании).

Это было время выдвиженцев на руководящие должности в лесном комплексе людей, родившихся в крестьянских и рабочих семьях, людей вообще без всякого (кроме начального) образования, не говоря о высшем или лесотехническом, включая и наркомов (см. биографии С. С. Лобова, В. И. Иванова, М. И. Рыжова).

Такова и биография Г. И. Симонова, и его жизненный путь, связанный с вполне определёнными организациями в это сложное для России время.

Родился в 1885 году в семье прядильщика — отца и матери — пекаря, в Башкирии. С 1896 по 1907 год был он «прядильщиком-подростком», работником-продавцом. Кроме начального, единственное за всю жизнь «системное» образование получил позднее, в г. Каменец-Подольске, на 6-месячных электромоторных курсах в 1917 году. Узкую специальность «агитатор-пропагандист» приобрёл, как пишет сам, в порядке самообразования. С 1907 по 1910 год служил в армии, в Варшаве, в качестве нижнего чина лейб-гвардии полка; вернувшись из армии, в течение 3,5 лет (с 1911 по 1914 г.) был служащим на Урале и в Башкиртресте в разных предприятиях по хлебо- и лесозаготовкам.

С 1914 по 1918 год он на фронте, в действующей армии. И если ранее в Варшаве он участвовал в революционном движении, как он пишет, «пассивно», то на фронте «агитировал против империалистической войны за свержение царизма, имел тесную связь с забастовочным движением путиловцев». До революции неоднократно арестовывался полицией: в 1916 году был арестован в г. Витебске, сопровождён в Петроград; был разжалован из унтер-офицеров, «посажен» в дисциплинарные роты. В 1917 году был депутатом и делегатом съездов — армейского в г. Луцке, фронтового — в Каменец-Подольске, съездов Советов в Бердичеве и Бирске.

Бывалый фронтовик, в 1918–1919 годах он воюет на Урале... «в красных партизанских частях» уже в качестве комсостава; на Восточном фронте в 1919–1920 годах, он — начальник уездной милиции и даже командир Бирского комполка, член Бирского уездного исполкома и командир отдельной бригады при штабе Уральского ВО в Уфе. С 1921 года «армейская» линия жизни окончательно переходит в «милицейскую». Г. И. Симонов — начальник губернской милиции, в 1922–1924 годах — начальник Башкирской главмилиции АБ ССР; с 1924 по 1927 г. в течение трёх лет — заместитель наркома внутренних дел БашЦИК (!). В 1927 году происходит новый поворот в жизни Г. И. Симонова. Вот он уже в Москве, в течение 3 лет является членом правления Волго-Каспийлеса в... Высшем Совете народного хозяйства РСФСР.

Г. И. Симонов с 1923 года (будучи в то время начальником Башкирской милиции) состоит членом профсоюза деревообработчиков; иностранными языками не владеет, читает и может изъясняться на татарском, а владеет свободно башкирским языком; никакие дисциплины он не преподаёт, научных трудов не имеет. Г. И. Симонов — член ВКП (б) с 1917 года.

В письме от 21 сентября 1930 г. в учётный сектор ЦК ВКП (б) Учраспред ВСНХ СССР сообщает, что Симонов Г. И., занимавший должность Волго-Каспийского члена правления, 15 сентября с. г. ушёл с данной должности и направлен на работу в Институт твёрдых пород директором. Уход с данной должности произошёл...в порядке продвижения. Из президиума ВСНХ СССР на бланке с грифом в сентябре 1930 года в отдел ЦК ВКП (б) идёт второе письмо, в котором президиум просит утвердить Г. И. Симонова, члена ВКП (б) с 1917 года директором Московского лесотехнического института. Согласие ЦК Союза деревообделочников имеется. В должности ректора утверждён 21.09.30.

О жизни, делах и успехах лестеха в эти годы (1930–1935) Музей рассказал в книге «Лестех. Начало» (с. 61–68). Напомним лишь о некоторых фактах, дающих представление о масштабах работы, проделанной преподавателями и сотрудниками во главе с ректором Г. И. Симоновым. Были образованы 25 кафедр с подготовкой инженеров по узкому профилю. Так, лишь на факультете МТД (МОД) по кафедре столярно-механических производств читали лекции и руководили дипломным проектированием около 40 преподавателей.

В 1932 г. в МЛТИ было уже 5 факультетов. В том числе МОД (395 студентов), лесоэкспорта (250), вечерний (125), рабочий факультет, курсовая база в селе Богородском. Помимо учёбы студенты постоянно отвлекались на тяжёлые и трудоёмкие работы: организовывали учёбу бригадиров-лесников, выезжали в Мордовскую АССР, снабжавшую Москву дровами, где форсировали лесозаготовки; строили московское метро. На станции Строитель были построены 10 стандартных домов, был заложен фундамент главного учебного корпуса.

Преподаватели, в том числе выпускники «первого» лестеха все эти годы вели активную научную (особенно по свойствам древесины) и методическую работу, издавали книги.

В 1935 году, Приказом № 492 наркома СССР Лобова от 4 июня 1935 г. в связи с постановлением Комиссии СНК СССР по уплотнению и перемещению центральных и московских учреждений в гор. Москве от 22 ноября 1934 года предложено ликвидировать МЛТИ и находящийся при нём вечерний рабфак с его филиалами при Мытищинском вагоностроительном заводе и Карачаровском ДОКе с 1 июля 1935 г. Студентов МЛТИ — перевести в Ленинградскую ЛТА. Студентам IV курса — окончить теоретическое обучение к моменту перевода в ЛЛТА и обеспечить выпуск дипломантов к 1 сентября 1935 года. Тов. Симонову — окончить все работы по ликвидации к 1 октября 1935 года. Так завершился второй, «московский» этап жизни лестеха под руководством Гавриила Ивановича Симонова.

За это время страна получила около 1000 инженеров лесного профиля.

Ионов Борис Дмитриевич

Директор (ректор) МЛТИ с 09.08.1943 по 10.12.1943 г.

Внимательный читатель наверняка заподозрит здесь типографскую ошибку в датах — что это за ректорство в течение четырех месяцев?

Ошибки здесь нет! И год указан правильно. Но какой год? Военный. Год открытия лестеха после 7-летнего перерыва на новом месте — в Мытищах, в неприспособленном для учёбы здании ЦНИИМЭ, на территории, где в феврале — марте 1942 г. сначала располагалась воинская часть и госпиталь легко раненых танкистов, мастерские по ремонту танков (!), а позднее, в 1943 г., сапёрное подразделение.

Кто же он, назначенный директором Московского лесотехнического института человек, сумевший в условиях военного времени (а может быть, благодаря этому) уже в октябре 1943 года, через 2 месяца (!) после своего назначения организовать учёбу в виде лекций, практических и лабораторных (!) занятий в срочно отремонтированных помещениях трехэтажного здания ЦНИИМЭ, организовав учебные лаборатории кафедр физики, химии, геодезии и других, собрав библиотеку и сильнейший состав преподавателей и научных работников?

Этому способствовало и то, что вся жизнь его была и будет позднее связана с этим самым зданием и замечательными людьми — коллегами, — и по отраслевому институту ЦНИИМЭ, и, позднее, по МЛТИ, где всю жизнь он занимался «лесными» транспортными проблемами. После своего непродолжительного ректорства, вместо беспартийного Бориса Дмитриевича, поставившего на ноги МЛТИ, в соответствии с приказом наркома леспрома и ГУУЗ НКЛеса СССР от 13 декабря 1943 г., директором МЛТИ и ЦНИИМЭ (!) назначается В. К. Волженкин.

Учившиеся у Ионова студенты, будущие профессора МЛТИ (В. И. Алябьев, И. И. Сиротов) вспоминают:

«Великолепным ораторским мастерством обладал доцент, к. т. н. Б. Д. Ионов, мужчина высокого роста, с массивной головой, умными и внимательными глазами, прямо и открыто смотревшими на собеседника... Лекции он читал эмоционально, тратил при этом много нервов. У него на лице во время лекции часто выступали мелкие капли пота. Борис Дмитриевич был всесторонне образованным человеком; любил со студентами обсуждать предлагаемые им самим спортивные, политические и другие вопросы». Эти «другие» вопросы особенно часто были «лошадиные»: Борис Дмитриевич безумно любил лошадей и знал о них всё; это казалось не понятным — и объяснимым лишь сейчас, по прочтении его биографии. Выпускник А. П. Пшеничный назвал его «наш главный лошадиный знаток». Вспоминает живущая на даче в Строителе его дочь Татьяна Борисовна, историк, выпускница МГУ.

Борис Дмитриевич Ионов родился в Москве 22 марта в 1903 г. в многодетной семье ломового извозчика Дмитрия Яковлевича Ионова (1856–1928 гг.), имевшего на тот момент в собственности не только пару битюгов на 4-й Тверской-Ямской улице, а множество подобных «извоз-контор» по всей Москве. Мать, в девичестве Фортальнова Анна Яковлевна (1866–1940), была родом также из зажиточной семьи, проживавшей в Коломенском уезде Московской губернии, в деревне Конев Бор. И отец, и мать были верующими людьми, а Дмитрий Яковлевич одно время был старостой в храме Василия Кесарийского, находившегося на 1-й Тверской-Ямской улице и в 30-е гг. взорванного. В этом храме пел великий русский бас Максим Дормидонтович Михайлов, который, будучи уже солистом ГАБТа, отпевал Дмитрия Яковлевича.

Несмотря на то, что глава семейства был неграмотным, дети получили начальное, среднее и даже высшее образование. Старшая сестра Вера Дмитриевна (1892–1932) была талантливым педагогом-математиком. Борис, окончив среднюю школу, получил достаточный запас знаний, что позже позволило ему поступить в вуз. Во время учёбы он активно участвовал в школьном театре, любовь к которому пронёс через всю жизнь. Некоторые из его друзей-одноклассников впоследствии стали видными деятелями отечественной культуры: советский архитектор В. Мунц, актёр Т. Соловьёв, известный коллекционер, основатель Тропининского музея Ф. Вишневский и др. Одновременно с учёбой Борис вместе с братом Виктором (1901–1930) и Яковом (1907–1977) много помогал отцу. В основном они занимались перевозкой брёвен на лесопилку, а уже оттуда дров по домам москвичей. В том числе непростых. Вот рассказ самого Бориса Дмитриевича (МГ 22.04.60).

«Вместе с другими возчиками, обслуживающими хозяйственный отдел ВЦИКа, я возил дрова в Кремль со складов Савёловской и Белорусской железных дорог. В Кремль тогда въезжали через Боровицкие ворота. Крутой подъём, характерный для этого въезда, существует и сейчас. В те же годы его преодоление усугублялось неровностью булыжного покрытия и физической слабостью лошадей.

Это было в один из осенних дней 1918 года. Выпавший за ночь снежок, схваченный морозцем, резко ухудшил зацепление плохо кованных лошадей. Одна из лошадей поскользнулась и упала, загородив дорогу у самых ворот. Подъём и перепряжка лошадей потребовали несколько минут. И вот тут-то я и увидел первый раз Владимира Ильича и Надежду Константиновну. Они подъехали со стороны города на автомобиле. Ленин и Крупская вышли из машины и направились в Кремль. Мы расступились, сняли шапки, поздоровались. Надежда Константиновна, внимательно слушавшая оживлённо говорившего Владимира Ильича, ответила поклоном на наше приветствие. Ленин же, прервавший свой рассказ, сказал нам: „Здравствуйте, товарищи“.

Будучи пятнадцатилетним пареньком, я был несколько грамотнее своих товарищей. Может быть, поэтому иногда меня посылали отвозить дрова на квартиры ответственных работников. Довелось побывать и на квартире у В. И. Ленина».

Труд возчика, требовавший недюжинной физической силы, сноровки, выносливости, вероятно, и привил Борису Дмитриевичу любовь к лошадям, интерес к транспортно-погрузочным механизмам. После окончания школы работа ломовым извозчиком стала его основным занятием.

События 1917 г. семья встретила сдержанно. Лишь сестра Антонина Дмитриевна (1897–1957), имея среднее медицинское образование, оказывала помощь дружинникам и красногвардейцам во время боёв в центре Москвы.

Не без влияния старшей сестры Веры Дмитриевны и имевшегося к тому времени жизненного опыта Борис Дмитриевич поступил в открывшийся тогда Московский лесотехнический институт, где преподавали тогда ведущие учёные и инженеры того времени — транспортник Образцов, академик Крылов. Но заканчивал высшее образование Борис Дмитриевич уже в Ленинграде, так как в Москве институт был закрыт якобы по причине перенаселённости столицы. Однако, как стало известно, переезд был использован для чистки рядов студентов от социально-чуждых элементов, что Бориса Дмитриевича не коснулось.

После окончания института в 1926 году последовала годичная служба в Красной Армии, а затем активная трудовая деятельность в различных учреждениях: Госплан РСФСР в должности научного сотрудника, Леспром ВСНХ СССР — инженер, Фанеродвинолес — старший специалист, НИИ древесины — старший научный сотрудник секции сухопутного транспорта, ЦНИИМЭ — ст. н. сотрудник, руководитель группы.

Одновременно занимался спортом — гребля, футбол, а позже спортивным судейством; активно участвовал в работе различных научно-технических и спортивных обществ (был лично знаком со знаменитым спортивным комментатором Вадимом Синявским); был заядлым театралом и книгочеем (всю жизнь подробно записывал впечатления от прочитанных книг), выучил самостоятельно английский язык и переводил статьи из американских журналов по лесоустройству и механизации лесоразработок. Учитывая состояние лесной промышленности того времени, Борис Дмитриевич занимался конной и тракторной трелёвкой. Постепенно созревала мысль о научной работе. В конце 30-х годов взялся за написание кандидатской диссертации, которая была успешно защищена в 1940 г.

Поворотным моментом в жизни Бориса Дмитриевича, как и всей страны, явилась Великая Отечественная война. Запись о её начале, выступлениях В. М. Молотова и И. В. Сталина имеется во всех его дневниках, записных книжках, письмах того времени. Продолжая работать в ЦНИИМЭ, Борис Дмитриевич входил в состав бригады инженеров, командированных на строительство дорог и лесных завалов на подступах к Москве (см. материал в статье «Лесная промышленность и её продукция — фронту). Часто работая под обстрелом врага, бригада, в которую помимо Бориса Дмитриевича входили С. А. Брюхов, В. В. Протанский, Г. А. Вильке и другие, успешно справилась с заданием, за что все её члены, как сообщает газета «Известия» за 25 октября 1943 г., были награждены орденом Красной Звезды. Позже Борис Дмитриевич участвовал в выполнении аналогичных заданий на Тихвинском и Волховском фронтах, за что был награждён медалью «За оборону Ленинграда». В Отечественной войне Борису Дмитриевичу пригодился опыт, приобретённый в Финскую кампанию. (Сам Борис Дмитриевич много рассказывал о «белофиннах»). В 1943 г. приказом наркома лесной промышленности Борис Дмитриевич назначается и. о. директора вновь воссоздаваемого Московского лесотехнического института — страна нуждалась в квалифицированных специалистах. Всю свою энергию, опыт, организаторские способности Борис Дмитриевич направляет на организацию первого вуза, открываемого во время войны. Трудностей всякого рода хватало: нехватка аудиторий, сбои в системе отопления, отсутствие общежитий и присутствие в этом же здании ЦНИИМЭ (позже переедет в Химки). Было необходимо в кратчайшие сроки набрать студентов, укомплектовать профессорско-преподавательский состав. Всего через два месяца с небольшим институт был открыт. С того времени и до самой смерти в течение тридцати трёх лет Борис Дмитриевич оставался верен своему детищу, работая доцентом кафедры сухопутного транспорта леса.

Кроме учебно-методической работы Б. Д. Ионов интенсивно занимался научной деятельностью. Им было написано большое количество статей, несколько монографий, учебников, один из которых получил Государственную премию. В течение всех лет работы в МЛТИ Борис Дмитриевич был неизменным активным участником общественной и культурной жизни, много путешествовал по нашей стране и за рубежом; (с блеском прочитал в Политехническом музее лекцию «По Швейцарским дорогам»), всегда выступал с рассказами о поездках на страницах институтской многотиражки.

Читая лекцию в 1943 (1944 г.) и, рассказывая об устройстве атома, неосторожно сравнил Мавзолей Ленина с атомным ядром, вокруг которого всё «крутилось».

Но... обошлось.

Незадолго до своей кончины в октябре 1976 года Борис Дмитриевич передал в ректорат письмо с подробной просьбой-пожеланием об организации своих собственных... похорон, где расписал весь ритуал, включая звучание своих любимых «песни Сольвейг» и романса к «Оводу».

Эта последняя просьба человека, так любившего и жалевшего лошадей, студента первого выпуска МЛТИ, Бориса Дмитриевича Ионова была выполнена.

Волженкин Владимир Константинович

Директор (ректор) МЛТИ с декабря 1943 по август 1945 года.

Приказ по МЛТИ
№ 60-а 11 декабря 1943 г.

В соответствии с приказом по Народному Комиссариату Лесной Промышленности СССР № 1032 от 15 — 25 ноября 1943 г. и приказом по Главному Управлению Учебными Заведениями НКЛеса СССР за № 75 от 13 декабря 1943 г. сего числа вступил в обязанности директора Московского Лесотехнического Института и Центрального-Научно-Исследовательского Института Механизации и Энергетики.

Тов. Ионову Б. Д. приступить к обязанностям моего заместителя по научно исследовательской части ЦНИИМЭ.

Директор МЛТИ и ЦНИИМЭ В. К. Волженкин.

Документ этот — ещё одно свидетельство теснейшей связи научно-исследовательского ЦНИИМЭ и учебного МЛТИ, их сотрудников — коллег, товарищей, единомышленников, являющихся зачастую научными работниками, преподающими в лестехе, и штатными преподавателями лестеха, ведущими на договорной основе свои научные, конструкторские, технологические разработки на солидной материальной базе ЦНИИМЭ. Логично, что руководство обоими институтами, как ранее Б. Д. Ионов, и возглавил также один человек — В. К. Волженкин.

Родился 15 июня 1902 года. В 1932 г. В. К. Волженкин окончил Сибирский ЛТИ.

В 1932–1934 гг. работал механиком Дубровского лесопильного завода.

В 1934 г. В. К. Волженкин переезжает в Архангельск и поступает в аспирантуру АЛТИ. Одновременно его зачисляют ассистентом кафедры прикладной механики.

В 1936 г. он был избран по конкурсу доцентом и читал лекции по теоретической и прикладной механике. В 1938 году В. К. Волженкин защитил кандидатскую диссер-тацию и его утвердили в учёном звании доцента. С 1936 г. В. К. Волженкин работает на руководящих должностях в АЛТИ: декан факультета МОД (1936–1938), заместитель директора по учебной и научной работе (1938–1939), директор института (май 1939 — сентябрь 1941 г.).

В 1941 г. В. К. Волженкин переезжает в Свердловск, где его назначают директором УЛТИ и исполняющим обязанности заведующего кафедрой строительной механики (октябрь 1941 — декабрь 1943 г.) После очередной организации в 1943 году МЛТИ Волженкина Владимира Константиновича назначили директором воссозданного института (декабрь 1943 г. — август 1945 г.). В 1945–1949 гг. Владимир Константинович работал доцентом кафедры сопротивления материалов ЛТИ им. Молотова, а с 1949 г. по 1956г. — доцентом кафедры теоретической механики ЛТА.

В. К. Волженкин награждён медалью «За Победу над Германией» (1945) и нагрудным знаком «Почётному работнику лесопромышленности» (1939).

Сибирь, Архангельск, Свердловск, Москва, — Ленинград — «пёстрая» география, сочетающаяся с разнообразием должностей разного уровня — кафедральных, деканских, директорских. Специалист общетехнического профиля в различных лесотехнических вузах страны.

Если в октябре 1943 г. в составе МЛТИ были два факультета — «Механизация лесоразработок и лесотранспорта» и «Механическая технология древесины», то новому директору досталась организации третьего — лесохозяйственного с большим специфическим хозяйством — Фряновским лесничеством площадью 3425 га (!) Специфическим — для специалиста в области теоретической и прикладной механики. Но организаторские способности нового директора, сочетающиеся с высокой квалификацией подчинённых, позволили за два военных года создать материальную и научную базу для последующего развития лестеха. Именно в эти и поздние годы коллективом учёных МЛТИ и ЦНИИМЭ были созданы легендарная электромоторная пила ВАКОПП, положившая начало электрификации лесосечных работ (механизированной заготовки леса), и более лёгкая конструкция моторной пилы ЦНИИМЭ-К5.

Эта разработка была удостоена Государственной премии.

В. К. Волженкин скончался в 1956 году.

Вот такой след оставил в нашей лестеховской истории Владимир Константинович Волженкин.

Протанский Валериан Васильевич

Директор (ректор) МЛТИ с осени 1945 г. по январь 1952 г.

Осенью 1945 года ректора В. К. Волженкина, специалиста «общетехнического» профиля, сменил подлинный «лесной» выпускник МЛТИ 20-х годов, В. В. Протанский. В каких условиях жил и учился будущий ректор и видный работник лесной промышленности, вспоминает он сам.

«Время было трудное, студенту надо было быть предельно собранным. Мне довелось быть первым председателем профкома института.

Помню, как у нас проходили собрания — живо, энергично, с молодым задором. А ведь студенты были полуголодными. Но мы привыкли к трудностям, большинство из нас пришло в институт в шинелях, прямо из армии; многие до того, как стать студентами, работали на заводах и фабриках. Всё это характерно для студенчества 20-х годов. Конечно, нашей стипендии — 10 фунтов муки — не хватало для жизни, и мы занимались вечерами погрузкой вагонов. Главное — у нас было желание учиться, работать».

По окончании МЛТИ Валериан Васильевич несколько лет работал на Северной опытной станции, занимаясь вопросами механизации валки и раскряжёвки леса бензомоторными пилами; в Московском ЛТИ в 1931–1935 гг. заведовал кафедрой лесоэксплуатации; в предвоенные годы работал в промакадемии и в ЦНИИМЭ зам. директора по науке и заместителем начальника Главного управления учебными заведениями (ГУУЗ). К моменту своего ректорства в 1945 г. на счету доцента кафедры механизации лесозаготовок В. В. Протанского были книги (некоторые — в соавторстве с коллегами: «Заготовка и транспорт леса» (1932 г.), «Сухопутный транспорт» (1935 г.), «Лесоэксплуатация» (1938 г.). Огромная работа по дальнейшему становлению МЛТИ с осени 1945 г. отодвинула научную деятельность на второй план (лишь в 1951 году был издан учебник по лесоэксплуатации, в 1965 — по машинам и механизмам лесозаготовок).

Академик В. И. Алябьев вспоминает ректора как высокого, стройного, красивого мужчину, который не вёл учебные занятия, а занимался лишь административными вопросами. Ему, студенту приходилось видеть директора лишь издалека — в президиуме, с докладами на собраниях (тем более что В. В. Протанский совмещал ректорство с заведыванием кафедрой лесозаготовок), хотя студенческую жизнь знал хорошо, присутствовал на факультетских вечерах отдыха, спортивных соревнованиях.

Об огромном количестве проблем свидетельствует приёмо-сдаточный акт комиссии от 6 июня 1946 г. о передаче МЛТИ из системы Минлеспрома СССР в ведение Министерства высшего образования СССР. Вот лишь их часть. Недостаточное оборудование лабораторий кафедр физики и химии и отсутствие лабораторий по теплотехнике и технологии металлов. Перебои в подаче электроэнергии. Отсутствие финансирования на 1946 г. Размещение ЦНИИМЭ в учебном корпусе. Отсутствие в УПМ современных станков и т.д.

Ставший опытным хозяйственником, В. В. Протанский сумел добиться, чтобы строительные работы в МЛТИ были включены в планы восстановительных работ народного хозяйства: улучшилось снабжение стройматериалами, оборудованием, улучшено положение с расселением студентов. Под учебные аудитории и лаборатории помимо трёхэтажного бывшего «ЦНИИМЭвского» здания, были приспособлены помещения бывшего завода, ремонтных мастерских, литейного цеха. Возникли спортивные залы, учебные классы и кабинеты множества кафедр (станков и инструментов, механизации лесозаготовок и др.). Во многом благодаря В. В. Протанскому удалось к 1953 году увеличить площадь МЛТИ в 6 (!) раз, начать строительство главного корпуса и общежитий для студентов, установить тесные связи с лесопромышленными предприятиями страны. Именно на время ректорства В. В. Протанского пришёлся период борьбы Т. Д. Лысенко и его сторонников с генетикой. Подробно о том, как это в 1948 г. сказалось на жизни МЛТИ, рассказано в книге «Лестех. Начало» (стр. 116–118, 121–123).

И не связано ли это с последним событием, когда громом среди ясного неба стал приказ Министерства высшего образования СССР?

ПРИКАЗ
МИНИСТЕРСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ СССР № 36

Москва 8 января 1952 г.

О крупных недостатках в работе Московского лесотехнического института.

Проверкой установлено, что руководство Московского лесотехнического института допустило крупные недостатки в политико-воспитательной, учебной, научно-исследовательской и хозяйственно-финансовой работе.

В институте не осуществлена перестройка работы на основе труда товарища И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и решений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам. Критика и самокритика развёрнута слабо.

В институте стали возможны такие факты, как недисциплинированность отдельных работников и студентов, аморальные поступки. Директор института т. Протанский не вёл борьбы с этими явлениями, позорящими советскую высшую школу.

Не все преподаватели обеспечивают высокий уровень учебной и научной работы. По отдельным дисциплинам лекции читаются по старым конспектам и учебникам, примитивны и бедны по содержанию, не насыщаются новыми результатами исследований.

В институте не было обеспечено чёткое планирование, учёт и контроль за учебной работой профессорско-преподавательского состава. Установленные нормы учебной нагрузки рядом научных работников не выполнялись.

(Полностью текст приказа приведён в книге «Лестех.Начало», стр. 217–219).

Поводом для приказа послужила критическая статья в журнале «Смена». Доцент Н. И. Лебедев, студент 1947–1952 гг., считает, что Валериан Васильевич был несправедливо отстранён от руководства институтом.

Как и Б. Д Ионов, В. В. Протанский входил в состав военно-инженерной команды, посланной Наркомлесом для оказания помощи Ленинградскому и Волховскому фронтам в строительстве дорог, был награждён орденами и медалями. Несколько лет работал в Совнархозе Коми АССР.

С 1960 года по 1976 год, до ухода на пенсию, возглавлял НТО лесной промышленности и лесного хозяйства.

Скончался он 1 декабря 1975 г. на 73 году жизни.

Добрую память о нём сохранили все те, кому при нём довелось работать и учиться.

Власов Евгений Иванович

Директор (ректор)
с начала 1952 до конца 1960 года.

«На следующий день, рано утром, меня вызвал директор института Е. И. Власов и, встав на колени (!) сказал, что «мероприятие, которое вы провели, спасло институт».

Мероприятие, о котором шла речь, был «поход» делегации, большой группы студентов 3-годичников и молодых преподавателей — участников Великой Отечественной войны, в том числе героев Советского Союза Н. Д. Баздырева и А. Н. Ленкина, инициатора «похода» ассистента Г.С. Шубина, чьи слова и приведены выше, к «крутому» министру лесной промышленности, генералу КГБ. Последний намеревался, в условиях (тенденции) перевода органов управления некоторыми отраслями ближе к производству, оставив на месте ЦНИИМЭ (в Химках), избавиться от лестеха. Делегация МЛТИ просила не расформировывать лестех в третий раз с 1919 г. (!!!), не переводить его студентов в Ленинград и другие города.

О подробностях этой удивительной, но благополучно закончившейся для лестеха истории 1959 года, связанной с именами Министра высшего образования В. Н. Столетова и Председателя Совета Министров СССР Н. А. Булганина (!) подробно рассказал в книге [2] академик Г. С. Шубин. Здесь же он приводит интересный психологический портрет директора Е. И. Власова.

«Он был очень исполнительным и трудолюбивым человеком, преданным институту; из своего кабинета он уходил не раньше 8–10 часов вечера, сделал много полезного для института. Но он был очень осторожным, побаивался начальства, не был вхож в самые высокие инстанции. Хотя это нужно было. Он был сверх „морально-нравственно“ устойчивым. Как-то, идя в институт с женой Илианой Ивановной Шубиной (она доцент кафедры пластиков и плит) мы встретили Е. И. Власова и начали о чём-то с ним говорить. Тут проходит студент под руку со студенткой. Власов, смотрит на них и говорит нам: „Какое безобразие, распущенность, я взял впервые женщину под руку, когда она стала моей женой“. Ему не всегда хватало знания реальной действительности».

После снятия В. В. Протанского в 1952 году директором назначили 53-летнего Е. И. Власова, долго работавшего доцентом на кафедре лесных культур, в 1950 году избранного деканом лесного факультета, в 1951 году организовавшего кафедру механизации лесохозяйственных работ, организовавшего учебную базу в Гребневском питомнике.

«В качестве директора коллектив МЛТИ принял его плохо. На очередном партийном собрании его даже не избрали в партком (или партийное бюро института), что само по себе было чрезвычайным событием. Помню очень резкое выступление аспиранта лесохозяйственного факультета Тофика Мамедова, в котором он очень хлёстко и явно назвал В. В. Протанского орлом, а Е. И. Власова совсем другой птицей» (вспоминает академик В. И. Алябьев).

Составитель, тогда студент младших курсов, помнит его как очень невысокого, «упакованного» в пиджак или глухую, до верха, куртку, человека, очень важно и медленно шествующего по второму этажу в свой кабинет.

Академик А. Р. Родин считает, что Евгений Иванович очень много сделал в части омоложения преподавательского состава.

Ежегодно в вузе по его распоряжению оставлялась группа выпускников, которые в дальнейшем стали хорошими преподавателями и учёными. В частности были оставлены В. Ю. Башинский, Н. Д. Баздырев, И. Ф. Верхов, А. К. Горюнов, Е. И. Карасёв, Н. И. Лебедев, Н. М. Малишевский, А. А. Пижурин, А. Н. Полищук, С. Н. Рыкунин, Ю. С. Соболев, В. В. Тулузаков, В. Р. Фергин, Г. С. Шубин и многие другие, защитившие затем кандидатские и докторские диссертации.

Но «наследство» Е. И. Власов оставил не только «нерукотворное», но и вполне материальное. Перечислим часть его.

В 1952–1954 гг. была сделана 4-этажная пристройка к главному (с колоннами) учебному корпусу; площади под аудитории удвоились (!).

В 1955 году возник замечательный двусветный «классический» актовый «колонный» зал, без которого стала немыслимой вся культурная «масштабная» работа в лестехе.

Большое студенческое общежитие на 800 мест начали строить в 1955-м, в эксплуатацию ввели в 1956 году.

В 1958 году введена в строй студенческая столовая на 300 посадочных мест.

В 1959 году было получено разрешение в правительстве на строительство нового лабораторного корпуса.

В 1960 году вступило в строй здание учебно-производственных мастерских.

В 1960 году Евгений Иванович просит освободить его от руководства лестехом по состоянию здоровья.

За год до этого им была проведена сложнейшая, требующая многих нервов, сил и дипломатических способностей работа по созданию... ФЭСТа — факультета электроники и счётно-решающей техники.

Так специалист по механизации работ в зелёном строительстве Евгений Иванович Власов оказался у истоков подготовки специалистов для ракетно-космической отрасли.

Пименов Александр Николаевич

Ректор МЛТИ с декабря 1960 по август 1968 г.

Ректором А. Н. Пименов стал через полтора года после приказа Минвуза о создании в МЛТИ ФЭСТа — факультета электроники и счётно-решающей техники в составе трех кафедр: автоматики и телемеханики, математических и счётно-решающих приборов и устройств и электроприборостроения.

Специалисту по гидравлике (как и первому ректору МЛТИ В. Э. Классену) пришлось решать сложные «штатные», научные, методические проблемы, связанные с подготовкой в МЛТИ кадров для принципиально новой для лесного вуза космической отрасли (что, кстати, не всеми было понято и принято).

Но заниматься ему пришлось не только «космосом», — наступала эра автоматизации и сугубо лесных производств, для которых также надо было готовить кадры. К 1963 году МЛТИ стал крупнейшим вузом с 10-тысячным (!) коллективом и пятью факультетами, в числе которых были новые факультеты автоматизации и комплексной механизации процессов лесопромышленных предприятий, процессов деревообработки, производства древесных пластиков и плит, «традиционный» — лесного хозяйства и «нетрадиционный» — ФЭСТ.

Именно в период ректорства А. Н. Пименова были созданы предпосылки к превращению МЛТИ в 1966 году в базовый, головной лесотехнический вуз страны. И стало это возможным во многом потому, что его руководитель был незаурядной, сильной личностью с богатейшим жизненным опытом, с хорошим знанием людей, удивительной доброжелательностью к ним, широким техническим и культурным кругозором.

Читатель, особенно молодой, может предположить, что жизнь почётного академика, ректора и зав. кафедрой крупного вуза времён освоения космоса, участника ВОВ, орденоносца, наверняка была достаточно прозрачной и безмятежной.

Увы, это не так. Конечно, сухие биографические факты в институтских изданиях [3], [5] отображают жизненный путь родившегося в 1904 г. Александра Пименова, — но что стоит за ними, понимаешь, взяв в руки машинописную его книгу «Пименовы. 1855–2001 гг», написанную живым русским языком и читаемую как хороший роман-эпопею о судьбах русского крестьянства в далёкой Башкирии.

По событиям его 100-летней (!) жизни и жизни его семьи («клана») можно проследить историю до и послереволюционной России, ибо колесо истории, абсолютно все исторические события — революция, коллективизация, раскулачивание, войны — мировые и гражданская, прокатились по этой семье, собрав свою печальную жатву.

В предыдущей книге музейной серии [3] мы немного рассказали о детских и юношеских годах 11-летнего мужчины Александра в башкирском селе Архангельское, на которого легли заботы о младших братьях, поскольку отец и дядя ушли на Первую мировую, — один тяжело заболел, другой пропал без вести. Под наблюдением деда пришлось Саше не только ухаживать за животными, но и пахать, бороновать, сеять, убирать урожай.

Кулацких хозяйств в селе не было, но в период раскулачивания многие жители села были отнесены к кулацким и были репрессированы. «Записали» в «кулацкое» и хозяйство отца Александра — Николая Карповича (с шестью детьми), хотя признаков такового в нём не было. Из восьми едоков были только 2–3 работоспособных. Все, что было ценного — скот, инвентарь, запасы семенного картофеля, зерна — всё было отобрано в колхоз, который оказался маломощным; поскольку дела в нём шли плохо, бывших крестьян — единоличников власти обложили грабительскими налогами. Уплатить огромный налог родители не могли, и в 1930 году за неуплату были реквизированы дом, постройки, имущество, находившееся в личном пользовании. Родители вместе с детьми стали «врагами народа». «Спасибо за то, что в горячке не угнали семью на север или в Сибирь» (А. П.).

Так бесславно, а по существу трагически прекратилась жизнь и деятельность семьи Николая Карповича Пименова — многочисленной, крепкой, жившей своим трудом, воспитанной на русских традициях служения Родине. За этим последовали и другие репрессии — гонение уже на членов семьи как на «врагов народа», исключение из школ и училищ, лишение гражданских прав, лагерь и дальнейшая жизнь под «дамокловым мечом» разоблачения в несуществующем преступлении. Ещё до раскулачивания, получив в 1921 году свидетельство о среднем образовании, Александр, поработав в лесничестве, поступает в 1925 году и заканчивает землеустроительный техникум в Уфе, становится лесничим — а в ноябре 1931 года — студентом Архангельского лесотехнического института. В июне 1936 года заканчивает факультет лесозаготовок и транспортировки леса с рекомендацией в аспирантуру и на должность ассистента по кафедре водного транспорта леса; в 1941 году в ЛЛТА защищает кандидатскую диссертацию.

Являясь сыном раскулаченного крестьянина, постоянно чувствует опасность разоблачения.

Так «разоблачили» его родного брата Леонида — окончившего авиационное училище и неосторожно появившегося в родном селе у родителей во время побывки — о чём местные советские деятели тут же донесли — и он был уволен из армии как сын кулака. Комендант общежития одной из строек, куда Леонид устроился после изгнания из армии, сочинил на него ложный донос, в котором представил его как сына кулака — противника Советской власти. Без суда и следствия «тройкой» брат был осуждён по ст. 58 на 5 лет лагерей. Был досрочно освобождён в 1936 году из лагеря близ УХТЫ и реабилитирован. Аналогичные проблемы возникли и у их сестры Веры, преследуемой за принадлежность к «кулацкой семье».

«Всё это мы перенесли — выжили и закалились в борьбе с несправедливостью, нашли себя в жизни, стали полезными ... гражданами своей страны. Забыв обиды, причинённые советской властью в разное время и разными способами, в грозные военные годы нашли в себе силы и волю для защиты Родины...» (А. Н.).

По новой, «сталинской» конституции 1936 года восстанавливались в правах категории граждан, которые отбыли наказание или были раскулачены, и Пименовы были «допущены» защищать Родину.

И Александр, и трое его братьев, и сестра — все они стали участниками войны. Михаил с неё не вернулся.

Александр Николаевич в апреле 1942 г. получил временное назначение в Загорск, в стрелковую бригаду ВВ НКВД, а оттуда с ноября 1942 года — на должность помощника начальника штаба в отдельный стрелковый батальон бригады на Втором Украинском фронте; в 1944 г. он уже в должности помощника начальника отделения кадров 23 стрелковой бригады ВВ НКВД участвовал во взятии Смоленска, Бухареста, оккупации Румынии.

По закону о военной службе Александр Николаевич как учёный, кандидат наук, имел право на льготы и в ноябре 1944 года Уфимский военкомат освободил его от военной службы.

Открытый год назад МЛТИ нуждался в преподавателях — и Александр Николаевич был принят на работу — сначала на хозяйственные должности, а потом — преподавателем кафедры водного транспорта леса. В 1954 году он уже проректор по НИР и работе с аспирантами, а с декабря 1960 года, после ухода Е. И. Власова — ректор вуза. Можно сказать, как ни странно, формально он первый ректор лестеха, поскольку все предыдущие руководители вуза назывались его директорами; слово «ректор» официально было введено именно в начале 60-х годов.

Об успехах лестеха в период его ректорства написано достаточно много. Здесь хотелось бы отметить ещё одну важную черту А. Н. Пименова, как историографа МЛТИ, продолжившего традицию учёных-«технарей» — первых летописцев В. Г. Осадчиева и Б. Д. Ионова.

Но, в отличии от 44-страничной брошюры последних (очень ценной, впервые обобщившей материалы по истории лестеха до 1958 года), А. Н. готовит рукопись капитальной крупноформатной книги, изданной в 1993 году «От Лесотехнического института к Государственному университету леса», объёмом 18 (!) печатных листов под редакцией академика, ректора, будущего президента МГУЛ профессора А. Н. Обливина.

В середине 90-х годов А. Н. Пименов становится профессором-консультантом Музея МГУЛ, где его опыт, его работа в архивах позволили успешно реализовать проект создания музейной серии книг «Лестех в документах, воспоминаниях, публикациях» (нынешняя книга 4-я в этой серии).

А. Н. Пименов оставил добрый след в памяти людей, в первую очередь связанных с лестехом. За свой долгий и непростой век он научился в них разбираться. Именно он заметил молодого, энергичного, талантливого учёного А. Н. Обливина и назначил его в 1964 году начальником научно-исследовательского сектора МЛТИ, а в 1967 — проректором по научной работе.

В 1968 году А. Н. Обливин становится ректором на последующие 34 (!) года.

Обливин Александр Николаевич

Ректор МГУЛ с 22.08.1968 г. по 30.12.2002 г.,
Президент МГУЛ с 30.12.2002 г.

«Убеждаюсь, сколько хороших, профессионально грамотных людей прошло через мою жизнь ... и убежден, что наши отношения были искренними — это главное». Профессионализм и искренность — это главные слова, кредо бывшего в течение 34 лет и 4 месяцев ректора МЛТИ и его нынешнего президента, Александра Николаевича Обливина.

Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ, академик РАЕН, Международной академии наук высшей школы, Российский академии космонавтики, орденоносец, заслуженный деятель науки и техники РФ, почетный гражданин Мытищинского района — далеко не полный перечень его «титулов». О его делах, как руководителя, ученого и педагога, Музей рассказывал в книге «Век нынешний и век минувший» — она охватывает как раз период длительного ректорства Александра Николаевича; о нем, как основателе научной школы рассказано и в соответствующей, изданной Общественным советом МГУЛ книге 2009 года «Основатели научных школ».

Александр Николаевич родом из предвоенного и военного детства. Какое было оно у ребенка 30-х из рода Обливиных, в 17 км. от Марфино, «если идти через Румянцево, Рождествено, Ординово в Алешино».

Судьба его семьи поразительно схожа с судьбой семьи «предыдущего» ректора, тоже Александра Николаевича, Пименова, — несмотря на «географическую» отдаленность мест их пребывания. Но было «единство времени и действия» — а в нем и коллективизация, и неоправданное, странное раскулачивание хозяйственных, творческих, талантливых русских людей; и дань Великой Отечественной трагедии — войне 1941–45 гг, на которой погибают семеро близких родственников Александр Николаевича: три двоюродных брата, два брата отца, среди которых и летчик, и пехотинец, и водитель «Катюши»; и пропавший без вести и прошедший лагеря солдат — сначала немецкие, потом свои.

А дети? «Жили трудно. Работа в колхозе после занятий в школе, огород, хозяйство. Нужда постоянно была в нашем доме. Благодаря хозяйству и труду матери, отца, бабушки не голодали, но всегда хотелось есть. Мать, великая труженица, вязала кофты на продажу. Отец, работавший в Москве, на оборонном предприятии на базе ремесленного училища, привозил книги Майн Рида, Жюля Верна, Фенимора Купера».

Но детских впечатлений от российской военной действительности было не меньше, и более страшных.

Александр Николаевич едва не погиб, разобрав снаряженную противопехотную мину. На его глазах падает сбитый немецкими истребителями самолет — от одного из пилотов остались только части тела — их собрали на плащ-палатку и похоронили. Рядом с домом падает немецкая бомба, оставив воронку диаметром в 15 метров. Дом устоял, хотя смерть была рядом.

Холодная весна 1942 г. «Это было голодное время. Помню, как мы с матерью собирали по полям недоубранный с осени картофель (он был мороженым), мыли его, извлекали из него крахмал; в него бабушка добавляла отруби и пекла лепешки».

1945 год, май. «Погода хорошая, теплая. Кончилась война в 21 час... В школе не учились, потому что кончилась война. Говорил речь И. В. Сталин ».

Многие ли дети вели дневники с самых малых (и таких!) лет? А. Н. — вел (и ведет). Поименно и благодарно называет своих учителей, начиная с начальных классов Марфинской и Сухаревской средней школы и продолжая временами своего студенчества и ректорства. Школьная серебряная медаль (единственная «четверка» — по русскому давно исправлена жизнью — достаточно перечитать его многочисленные научные труды (их больше 200), монографии, учебники — и... дневниковую прозу).

Вместе с двумя друзьями — выпускниками хотел поступить в училище реактивной авиации — но ... перенервничал; врачи в летное не рекомендовали (с авиацией и даже «космосом» пути пересеклись позднее — при создании для них... композиционных материалов).

Отец настаивал на мехмате или физфаке университета.

«Лесотехнический? Не то. Нужен университет».

— «А я хочу именно лесотехнический».

— «Твоего института даже в энциклопедическом словаре нет».

— «Ну что же, нет — так будет, устарел, значит, словарь».

Сдав документы на факультет ЛХ, через несколько занятий Александр Николаевич перевелся на лесоинженерный. В лестехе преподавали выдающиеся ученые — проф. Н. В. Ефимов, зав. кафедрой математики, декан мехмата МГУ, проф. В. А. Баринов, зав. кафедрой геодезии, П. Н. Романенко, А. И. Леонтьев, будущий академик РАН, В. П. Мотулевич, П. М. Брдлик и другие. А практикой по транспорту после первого курса руководил доцент Б. Д. Ионов, бывший (недолго) в 1943 году ректором лестеха.

25 июня 1956 года окончен институт.

Александр Николаевич — инженер-лесотехнолог. Распределен на работу в Оленинский леспромхоз в Тверской области. Быстро прошел путь от мастера нижнего склада до начальника Мостовского лесоучастка. Рабочий день — с 5 утра и до позднего вечера. Были построены новый поселок, нижний склад, дорога. Довелось принимать делегацию ООН вместе с министром Г. М. Орловым, директором ЦНИИМЭ К. И. Вороницыным.

В непростых производственных условиях успешно руководил работой большего коллектива рабочих и мастеров и одновременно учился в заочной аспирантуре. Отпускать не хотели, но с сентября 1959 года — он на кафедре теплотехники — уже как «очный» аспирант, занимающийся вопросами теплообмена и трения при движении несжимаемой жидкости в диффузорных каналах. В марте 1962 года защитил кандидатскую диссертацию под руководством профессора П. Н. Романенко в Московском энергетическом институте. Талантливый, умеющий работать с людьми молодой ученый, в 1964 году Александр Николаевич становится начальником НИЧа, а в 1967 году из-за болезни П. П. Пациоры — проректором по научной работе.

По предложению А. Н. Пименова, тогдашнего ректора, А. Н. Обливин после многочисленных согласований в МК, ЦК КПСС, Минвузе в августе 1968 года становится ректором — на последующие 34 с лишним года (с регулярными переизбраниями).

Многочисленные встречи с ведущими учеными-академиками, Министром Минвуза СССР В. П. Елютиным, Министром лесной и деревообрабатывающей промышленности Н. В. Тимофеевым предопределили развитие научно-технической базы института, Щелковского учебно-опытного лесхоза. Были приняты решения по строительству двух корпусов института, общежитий на две тысячи мест, учебного комплекса в Щелковском ЛХ.

1969 год был годом размышлений над стратегией развития института — причем не только по лесному, но и «оборонному» профилю. Укреплялся ФЭСТ.

В 1971 году, 6 июня состоялось открытие спортивного лагеря «Джанхот» на территории Геленджикского лесхоза в районе г. Геленжика.

В 1972 году завершилось строительство первого лабораторного корпуса; полным ходом шли работы над докторской диссертацией. 26 февраля 1977 года в МВТУ состоялась защита докторской диссертации (она длилась более 4 часов); Александру Николаевичу была присуждена ученая степень доктора технических наук по специальности «инженерная теплофизика».

В лестехе была создана отраслевая лаборатория по тепловым композиционным материалам под его научным руководством; в 1979 году — кафедра процессов и аппаратов деревообрабатывающих производств, где он становится заведующим.

Результаты исследований А. Н. Обливина нашли применение в технологии создания композиционных материалов — от теплозащитных для ракетно-космической техники до производства древесно-стружечных плит (ещё один пример удачной научной «стыковки» в МЛТИ лесной и космической технологий).

За время работы ректора А. Н. Обливина выросли новые учебные и производственные корпуса, поднялись 9-этажные здания студенческих общежитий, были построены дома преподавателей.

Но, самое важное, сформировался научный коллектив, по-настоящему университетский, признанный мировым ученым сообществом. И потрясения страны в 90-х, впрямую затронувшие и вузовский мир, были и могут быть преодолены только людьми обливинского круга и толка — людьми профессиональными, интеллигентными, мыслящими по — государственному ответственно.

Отсюда — и результаты успешной деятельности лестеха как базового вуза страны, отсюда — участие и организации крупных международных конгрессов, конференций, съездов, симпозиумов, посвященных проблемам лесного комплекса; отсюда — координация и объединение деятельности российских организаций в IUFRO — Международном союзе лесных и исследовательских организаций, порученные именно лестеху.

В 2012 году 16 сентября 80-летний юбилей президента МГУЛ символично совпал с Днем работника леса.

А в конце 2012 года — новый юбилей — исполнилось 10 лет с того дня, когда А. Н. Обливин как рачительный хозяин передает своё налаженное ректорское хозяйство в такие же надежные руки своего ученика и единомышленника — Виктора Георгиевича Санаева.

Санаев Виктор Георгиевич

Ректор МГУЛ с 1 января 2003 года.

В. Г. Санаев, как писалось в старых учебниках литературы — «типичный представитель» лестеховской династии из 8(!) человек, окончивших лестех. В ней не было проблемы «отцов и детей» — здесь все служили (и служат), «лесу и отечеству» в разных ипостасях — они и деревообработчики-механики, и лесозаготовители, и ландшафтники, и «лесные» экономисты. Самой судьбой было уготовано, чтобы родившийся 15 сентября 1956 года в лесной стране — в Карелии, в Петрозаводске, в семье выпускников 1949 года Виктор, как и его отец Георгий Иванович, стал деревообработчиком.

Что формировало детский характер будущего ректора в этой «древесной» республике? Семья — конечно. Но и сама природа Карелии — с водопадами, рыбными реками и озерами, сказами и «овеществленными» былинами в виде уникальных деревянных храмов с сияющими на солнце серебристыми главами, покрытыми чешуей осиновых лемехов, огромными избами с гульбищами, деревянными тротуарами, финским и русским драматическими театрами и замечательными людьми. А среди замечательной природы и замечательных людей нельзя вырасти плохим человеком.

В 1969 году семья из Петрозаводска переехала в Калугу, а в 1972 году — в Москву — и в 1973 году Виктор Георгиевич поступает, а в 1978 — заканчивает МЛТИ и работает инженером на мебельном предприятии «Интерьер».

Способного и талантливого выпускника заметил заведующий кафедрой технологии изделий из древесины, крупный учёный в области деревообработки и мебельного производства, профессор, доктор технических наук Б. М. Буглай, пригласив на должность ассистента кафедры. Параллельно с преподавательской работой молодой учёный занимается подготовкой диссертации. В 1983 году, защитив кандидатскую по проблемам отделки мебели, он остался работать на кафедре в должности доцента.

В 1987 году руководство вуза обратило внимание на ярко выраженные организаторские способности Виктора Георгиевича и назначило его начальником научно-исследовательского отдела МЛТИ. В этой должности он успешно трудился до марта 1993 года, возглавляя одновременно научно-исследовательскую лабораторию лесоматериалов. В 1997 году В. Г. Санаев был назначен проректором по учебной работе — заместителем председателя совета Учебно-методического объединения по образованию в области лесного дела. Именно тогда Виктор Георгиевич зарекомендовал себя как незаурядный организатор, сумевший консолидировать ректорский корпус вузов, входящих у УМО. Одновременно им была подготовлена и блестяще защищена на специальном совете университета диссертация на соискание степени доктора технических наук. Он был утверждён в звании профессора кафедры технологии изделий из древесины.

Виктор Георгиевич проявил себя опытным руководителем, творческим учёным, чутким и подлинно интеллигентным человеком. И когда встал вопрос о выборе ректора Московского государственного университета леса, у коллектива университета и руководства Министерства образования сомнений не было — профессор В. Г. Санаев полностью готов для ректорской деятельности. На конференции трудового коллектива в 2002 году он был единогласно избран на этот высокий пост. Через пять лет правильность такого выбора была подтверждена вновь.

Самое важное, что должен учитывать ректор — опора на многотысячный коллектив, на профессоров и преподавателей, от которых зависит качество подготовки инженерных и научных кадров. Именно такой подход обеспечивает Виктору Георгиевичу глубокое уважение и понимание коллег в решении всех вопросов и проблем.

Состояние современного лестеха можно считать вершиной айсборга, ибо, вглядываясь в его подводную часть, в глубину времен, понимаешь, трудом стольких талантливых людей возник этот сложный мир — а как важно не растерять, сохранить его научные и человеческие традиции Виктору Георгиевичу Санаеву — десятому по счету ректору лестеха, в течение 10 лет пребывающему на этом посту. Ещё в начале своего ректорского пути, в феврале 2003 г, в беседе с главным редактором «Лесной газеты» Г. М. Надарейшвили Виктор Георгиевич говорил о главной своей цели — разработке стратегии и программы развития университета.

Предшествующим руководством было сделано очень многое для обустройства и развития университета: четыре из пяти общежитий построены при А. Н. Обливине, сформирована база Щёлковского учебно-опытного лесхоза, сделано очень многое для развития материально-технической базы университета, оборудования отраслевых лабораторий, компьютерных классов, внедрены новые информационные технологии. Усилиями прежнего руководства нашему вузу в 1993 году был присвоен статус университета, что существенно повысило его престиж среди других образовательных заведений.

Опираясь на всё это, вижу свою основную задачу в обеспечении условий для комфортной работы всех наших сотрудников и в улучшении качества подготовки специалистов.

Сейчас, к сожалению, наука переживает не лучшие времена. В первую очередь, это связано со сложной экономической ситуацией в стране. Но я бы сказал, что в последние годы общая тенденция в этом отношении несколько улучшилась.

В частности, у нас в университете только за прошлый год хоздоговоров и фундаментальных научно-исследовательских работ выполнено на сумму свыше 20 млн рублей. Кроме того, деревообрабатывающие предприятия, предприятия лесопромышленного и оборонного комплексов делают большие научные заказы для учёных нашего университета, которые работают над ними и успешно выполняют.

Второй момент, который следует подчеркнуть, это — организация научных и научно-образовательных центров. У нас в вузе созданы два сертификационных центра, работающих непосредственно на промышленность. Создан также научно-образовательный центр по обучению и проведению научных исследований в области деревообрабатывающего оборудования, который уже активно функционирует. На нём сосредоточено оборудование на сумму около 2 млн. долларов от отечественных и зарубежных производителей, на котором производится обучение рабочим и инженерным профессиям. Причём всё это сделано без какого-либо значительного финансирования с нашей стороны — по договорам с компаниями, в частности итальянскими, заинтересованными в продвижении своего оборудования на российском рынке. Такие научно-образовательные центры, оснащенные современной техникой, могут функционировать одновремен но и как своеобразные демонстрационные центры, и как постоянно действующие выставки оборудования и современных технологий.

Серьёзная материальная поддержка научных работников происходит и через участие в конкурсах на получение грантов, в том числе и международных. Сегодня у нас есть много реальных предложений и программ по линии Министерства образования, Министерства промышленных технологий и науки. Таким образом, наука способна принести ощутимые материальные блага для тех, кто готов ею серьёзно заниматься. Величина «научной» составляющей в зарплате доцентов и профессоров весьма существенна.

По опыту подготовки высококвалифицированных инженеров известно, что она сопряжена как с получением фундаментального образования, так и с получением глубоких специальных навыков и знаний. Без помощи промышленности здесь не обойтись.

Все учебно-практические занятия проводятся на предприятиях отрасли. Что касается науки и производства, то в настоящее время у нас действуют порядка 30 филиалов кафедр, которые работают в отраслевых научно-исследовательских институтах и на предприятиях различных отраслей народного хозяйства. Существует целевая подготовка специалистов для предприятий отрасли. Существенную поддержку в деле подготовки специалистов и их трудоустройстве нам оказывает лесопромышленный комплекс.

Для студентов я бы выдвинул такую формулу: «Образование — это обучение плюс воспитание». У нас в университете работает высококвалифицированный профессорско-преподавательский коллектив, более ста профессоров, докторов наук, много доцентов, кандидатов наук. В общей сложности в нашем вузе трудятся более семисот преподавателей высшей квалификации, чему могло бы позавидовать любое высшее учебное заведение. Так что знания здесь можно получить огромные. Другое дело — суметь эти знания взять.

Благодаря своим деловым и личным качествам, широчайшему кругозору и авторитету Виктор Георгиевич возглавляет Учебно-методическое объединение по образованию в области лесного дела, в которое входят свыше 60-ти вузов, является руководителем рабочей группы по подготовке кадров, науке и инновациям в лесном секторе экономики Совета по развитию лесного комплекса при Правительстве Российской Федерации, занимаясь постоянной проработкой вопросов взаимодействия высшей школы и промышленности.

Будучи крупным специалистом в области технологий изделий из древесины, он возглавляет кафедру древесиноведения. В. Г. Санаевым изданы 115 научных работ, среди них две монографии, 3 учебных пособия. Под его научным руководством подготовлены и защитились в срок 3 кандидата наук.

Виктор Георгиевич разносторонний человек. Любовь к природе, спорту, охоте, рыбалке — неотъемлемые качества его цельной одарённой личности. Крепкая семья, лесные традиции предопределяют успех в работе.

А успех в работе — налицо. Судить об этом можно по приводимой далее панораме, хронике вуза последнего десятилетия, в которой погодично прослежена вся многосторонняя деятельность университета и его ректора.

Он, этот успех, неизбежен, если следовать заповеди, девизу наставника и предшественника В. Г. Санаева на посту ректора, академика А. Н. Обливина:

ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ.

Из книги «Лестех современный. 2003–2013 годы».
Московский лесотехнический институт —
Московский государственный университет леса
в документах, воспоминаниях, публикациях. —
М.: ФГБОУ ВПО МГУЛ, 2013. — 190 с.

Административный раздел